zagalovok_foruma_090509
Приложение к сайту -Ветераны войск ПВО системы С- 200 .

Копилка идей и мыслей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Копилка идей и мыслей » Ветераны войск ПВО системы С- 200. » Дейл Карнеги и военная служба_Сергей Котельников.


Дейл Карнеги и военная служба_Сергей Котельников.

Сообщений 11 страница 15 из 15

11

11. гах, и бессонные ночи, и ненужная никому работа, и
убедительное воздействие товарищей, которым не
хотелось из-за кого-то быть последними, излишне
занимать свободное время спортивно-массовыми
мероприятиями, строевой подготовкой, общево-
инскими уставами. Всё было прожито. И как это
назвать — «дедовщиной»? Только в каком понятии,
в каком измерении? Я даже написал — может, не
совсем удачно,— следующие строки:

Чтоб «служба медом не казалась»,
Наряды объявлял нам старшина.
А мы по-детски обижались:
Дождёмся выпуск, старшина!
Смеялся он: дожить бы
До тех счастливых светлых дней…
Настанет время — мы взрослеем.
Затянем крепко портупеи
И офицерскою коробкой —
Ровней ряды, шагай бодрей…
Уже забудем про обиды
Тех давних лет и старшину,
Уже не вспомним, как хотелось
Устроить «тёмную» ему,
Как нам хотелось на сержантах
Свой гнев и злость сполна сорвать,
Как три долгих года мы будем ждать,
Мы будем ждать свой выпуск
И приказ, который министр должен
        подписать…

Это сегодня из армии пытаются сделать «стра-
шилку» для народа и нашей молодёжи. А раньше
парней, не служивших в армии, считали даже не-
полноценными, а девчата на них смотрели с огляд-
кой. Старшие же часто говорили: «Вот пойдёшь

12

12. в армию, там из тебя сделают человека, научат
жизни». На что молодёжь зачастую отвечала: «Ар-
мия — хорошая школа, но лучше пройти её заочно».
И ведь учили, делали из «маменькиных сыноч-
ков», хулиганов и разгильдяев нормальных, подго-
товленных к жизни, ответственных за коллектив
и свои поступки, работящих и деловых людей. Из
армии солдаты всегда приходили повзрослевши-
ми, серьёзными людьми. И это было заметно по
их поступкам, отношению к работе и учёбе, окру-
жающим их людям. Молодой человек становился
сам по себе лучше, ответственней и даже красивей
собой. Но позволю эту мысль продолжить стихом
Ивана Пиняева:

Человеку надо быть красивым,
Но не только росчерком бровей.
Надо, чтоб сверкали переливы
Самоцветов и в душе твоей.

Человек не птица в зоопарке,
Что лишь опереньем хороша.
Главное в нём — это без помарки,
Звонкая, поющая душа.

  Нет, конечно, нельзя говорить об армии как об
идеальной кузнице кадров и воспитательной шко-
ле. И в армии так же были, есть и будут нарушители
воинской дисциплины. Случалось и нам попадать
в нарушители, были и у нас самоволки, пьянки,
драки и прочие, даже коллективные, нарушения
воинской дисциплины. Как-то, проиграв пари
товарищу, я, влетев в казарму с бутылкой водки,
завёрнутой в газету, на вопрос командира перед

13

13. стоящей в строю ротой: «Что несёшь?» — может,
с испуга, ответил: «Водку». А получил вполне до-
стойный приказ — встать в строй без досмотра
содержимого, чему мы немало были удивлены.
  А вообще командир у нас был настоящий
офицер, отличный спортсмен, строевик и слово
своё офицерское держал всегда. Так, пообещал
выполнившим шестьдесят силовых движений на
перекладине зимний поощрительный отпуск на
первом курсе — и сдержал обещание, хотя смогли
этого добиться около тридцати процентов курсан-
тов, при нормативе 6 + 6 + 6, что значит шесть
раз подтягивание, шесть раз выход силой, шесть
раз подъём переворотом на перекладине. Сам же
он все силовые и гимнастические упражнения
выполнял с лёгкостью, а на кроссе или на лыжне
всегда был одним из первых. Было нам чему у него
поучиться. И таких командиров в армии немало.
  О курсантской жизни можно рассказывать
очень много, но вернусь вновь к «закону курятни-
ка», хотя и звучит это как-то, знаете ли, своеобраз-
но. И начну с описания самого простого способа
достижения цели — покупного.
  Скажите, кому в жизни не приходилось на-
блюдать, как встречают и провожают различные
проверки, комиссии, разного рода начальников?
Невольно хочется улыбнуться. Как же, как же. Вот
именно — как же!.. Это и разного рода застолья,
охота, рыбалка, культурный досуг, но и, конечно,
откупные презенты, подарки. Не без того: все
мы, конечно, люди, имеем слабости. Бытует это
и армии. Я не хочу об этом говорить как о чём-то
в общем и целом обязательном, обобщая всё, как

14

14. «под гребёнку». Нет, просто, скажем, приведу
единичный пример из жизни.
Служил в нашей роте мой однокашник, лейте-
нант Пересадов, на третьем году службы приняв-
ший отдельную радиолокационную роту, и уже
через два года поступил в командную академию,
хотя успехами в службе не выделялся. Но сумел в
своё время найти нужных людей и нужные каналы,
связи, средства. Да и было чем воспользоваться в
нашем богатом пушниной, рыбой, икрой, дичью
крае. Купить у промысловиков норку, соболя мож-
но было очень дёшево, порою даже за консервы,
патроны, ГСМ, тёплую одежду, чего в армии было
достаточно. Вовремя, без задержек, он получил и
очередное воинское звание. Я же смог получить
своего «старшего лейтенанта» только почти через
пять лет, а не по сроку — в три года. Уж очень мно-
го было претензий по службе у командования в то
время ко мне, как и ко многим из нас. Начав писать,
часто задумываюсь, читая свои сохранившиеся
наивные записи, вспоминаю о тех далёких сегодня
днях службы, событиях, товарищах, сослуживцах.
Скажем, говорить о том же старшем лейтенанте
Коле Бороздине как о беспробудном пьянице вряд
ли стоит. Это эрудированный человек, грамотный
технарь, способный быстро устранить любую неис-
правность, всегда без просьб, приказов готовый по-
мочь своим товарищам, бескорыстно, даже в ущерб
своему личному времени и отдыху. В общем, было
нам, молодым лейтенантам, чему у него поучиться.
Разжалованный в лейтенанты, восстановленный в
звании старшего лейтенанта, сосланный в самое
отдалённое подразделение полка, он никогда не

15

15. терял самообладания и достоинства, даже перед
начальством. Вырос, как он сам рассказывал, в
культурной семье: отец — юрист, работник про-
куратуры; мать — педагог, завуч школы.
Да и он сам как-то умел быть почти всегда в
центре внимания, будь то дружеская попойка или
праздник, просто очередная партия в шахматы, в
которые он чаще других выигрывал, или очередная
воскресная «пулька» — партия преферанса — с на-
крытием вскладчину стола проигравшими. Почти
всегда он был одним из главных организаторов
мероприятий. Ему бы давно командовать ротой —
и по возрасту, и по опыту службы, но что-то не
заладилось в службе, в жизни, без поддержки и
понимания он потерял интерес к службе. Пытался
он в своё время и уволиться из армии, но офицеров
в то время не увольняли, хотя подавались рапорта.
Увольняли крайне редко: по болезни, уголовно на-
казуемой статье или, уж совсем редко, по дискре-
дитации офицерского звания. Чаще всё заканчива-
лось разбором персональных дел политорганами,
товарищескими судами офицерской чести, где
непременно выносились решения о порицаниях,
ходатайствах о снижении в званиях, должностях,
переводах к новому месту службы. А уж пьянство
никогда не являлось очень серьёзным проступком,
тем более — дискредитирующим офицеров, если,
конечно, не влекло за собой уголовно наказуемых
последствий, и ограничивалось лишь дисциплинар-
но-воспитательным воздействием. Чаще наоборот:
большая часть всех начинаний, продвижений по
службе, служебных и личных дел решается имен-
но за столом с хорошей выпивкой, в узком кругу
товарищей. И порой совсем неважно, кто, как и
сколько пьёт, кто и сколько приносит спиртного;
скорее, уже через какое-то время начинает прояв-
ляться тот самый «закон курятника», где сильный
клюёт слабого, слабый и хитрый укрывается под
защитой сильного, используя его слабости, в чём
бы они ни проявлялись, тем самым обеспечивая
себе «должное место на насесте».


Вы здесь » Копилка идей и мыслей » Ветераны войск ПВО системы С- 200. » Дейл Карнеги и военная служба_Сергей Котельников.


создать свой форум бесплатно